Предложенный метод борьбы с пропагандой наркотиков в интернете бессмысленен и даже опасен

Photo by Alessandro Zambon on Unsplash

В конце прошлой недели Владимир Путин официально поручил ввести в законодательство РФ уголовную ответственность за пропаганду в интернете наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов. Это поручение было дано правительству РФ, ответственный за его выполнение — Дмитрий Медведев. А появилось оно по результатам встречи президента с представителями общественности Дальнего Востока. 

Тогда, 6 сентября, представитель движения «Трезвая Россия» попросил Путина сделать что-нибудь с рекламой наркотиков на улицах. «Мы своим движением проводим регулярные акции по зачистке спальных районов, где дома полностью в рекламе, наркореклама — это домены, это адреса электронные, где подростки или жители могут спокойно зайти и приобрести, там полностью уже биткоины даже оплачиваются, то есть через СМС, чаты. И зачастую эти преступники избегают наказания, используя такие современные средства», — сказал Путину член движения Алексей Свиридов и предложил подумать над созданием киберполиции.

«Я не знаю, нужна ли киберполиция, — ответил тогда президент. — Но иметь в виду, что преступники используют изощренные современные способы распространения, безусловно, МВД должно. Может быть, не отдельно, но в рамках существующих структур по борьбе с распространением наркотиков и прекурсоров мы обязательно это должны будем сделать».

Вскоре и появилось то самое поручение Медведеву. Однако исполнять его первым бросился не председатель правительства, а партия «Справедливая Россия», три депутата который уже 30 октября внесли в парламент соответствующий законопроект. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков вынужден был пояснять, что это «самостоятельная инициатива» справедливороссов. Но, внося законопроект вперед правительства, депутаты Госдумы задают первые рамки обсуждения темы. Что же они предлагают?

Сажать на срок от 5 до 7 лет тех, кто занимается «пропагандой» наркотиков в интернете. А «пропаганда» описана так: «Деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к таким средствам, веществам, растениям и их прекурсорам, а также их частям либо представления о допустимости их употребления, хранения или оборота». 

Против антинаркотических законопроектов трудно возражать: в обществе вроде как существует консенсус по поводу того, что наркотики — зло и с ними нужно бороться. Всякий, кто выступает против антинаркотических законопроектов, рискует получить клеймо «защитника наркоторговцев». Но против этого законопроекта (и вообще против идеи уголовно наказывать за пропаганду наркотиков) нельзя не высказаться. И вот почему.

Закон может применяться далеко не только против наркоторговцев. Новая статья УК рискует повторить судьбу печально известной 282-й: по ней можно будет сажать почти всех, кого захочется полицейским или СК. Под запрет предлагается подвести даже нейтральные высказывания, то есть почти наверняка людей начнут привлекать за мемы, анекдоты, видеоролики, кадры из фильмов и так далее. У полицейских появится новый отличный способ «рубить палки»: найти тех, кто публиковал «ВКонтакте» какую-нибудь безобидную шутку про наркотики, не составит никакого труда. Конечно, первыми под удар попадут самые неприятные с точки зрения государства люди: оппозиционеры и гражданские активисты.Обосновывать «пропаганду» будут эксперты, которым нет доверия. Мы знаем немало примеров того, как эксперты следствия объявляли экстремистскими, оскорбительными разжигающими ненависть довольно безобидные высказывания или фразы. Вспомните недавнюю «экспертизу» песен Егора Крида, опубликованную Роскомнадзором. Она была похожа на пародию, но именно по таким «экспертизам» люди попадают за решетку.Это удар по культуре: музыке, фильмам, книгам. Нравится нам это или нет, уже на протяжении столетий наркотические вещества — это важная часть человеческой культуры, что находит отражение во многих художественных произведениях. Мы помним увлечения героев Конан Дойля и Михаила Булгакова, не говоря уже о персонажах Виктора Пелевина и Владимира Сорокина. А признанные шедеврами телесериалы вроде Breaking Bad? Вряд ли трезвомыслящий человек назовет такие произведения пропагандой наркотиков, но можно почти не сомневаться, что система с ее экспертами-дуболомами станет запрещать распространяемые в интернете фрагменты произведений. Разумеется, пострадает и современная музыка — от того же Крида до «Кровостока». Трудно найти современного музыканта, который не высказывался бы о наркотиках хоть как-то. А ведь даже нейтральные высказывания могут быть приравнены к пропаганде. Это не решает проблему. Торговля наркотиками по большей части идет в даркнете и анонимных телеграм-ботах, так что привлечь к ответственности тех, кто публикует в интернете реальную рекламу наркотиков, вряд ли получится. Хватать людей, которые рисуют адрес телеграм-каналов на фасадах? Но, судя по тексту этого закона, как раз их он наказать не способен. Блокировать сам Telegram Роскомнадзор пока так и не научился, а диалог с администрацией мессенджера осложнен из-за юридического запрета сервиса в России. Запрет есть и сейчас, но он не действует. Так в чем смысл? В России и сейчас действует запрет на распространение информации «о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, местах их приобретения, способах и местах культивирования наркосодержащих растений». За публикацию такой информации наказывают административно, хотя в пояснительной записке к законопроекту сами депутаты пишут: подобные штрафы накладываются исключительно редко. В Санкт-Петербурге, на опыт которого ссылаются депутаты, в 2017 году был вынесен всего один приговор за нарушение этого закона, а в 2018 — ни одного. Возникает вопрос: кого собрались наказывать по уголовной статье, если по административной нарушителей не набралось? Смотри пункт 1.Запрет может иметь обратный эффект. Не буду повторять банальную максиму о притягательности запретного плода. Частично популярность наркотиков среди молодежи связана как раз с их незаконным, тайным статусом. Если будет запрещен любой публичный разговор о наркотиках, обсуждение веществ может превратиться в увлекательную словесную игру, которая только подстегнет интерес к теме. Уже сейчас существуют десятки и сотни синонимов для разных названий наркотических средств: федя, шпек, первый, орех, лиза, картон, миф, тапки, диски, почта, цветы, камень, ручник, димыч, греча — каждый день потребители и продавцы наркотиков используют слова, которые мало что скажут несведущему человеку. Невозможно запретить все слова, которыми наркоманы обозначают наркотики, — придется табуировать весь русский язык, вплоть до букв алфавита.Это ставит крест на серьезном разговоре о нашем подходе к наркотикам. Значительная часть мира, включая большинство развитых стран, так или иначе смягчает антинаркотическую политику, легализуя легкие наркотики. Уголовная ответственность за пропаганду почти наверняка поставит крест даже на попытках обсуждать допустимость подобных мер в России. Но если США, Канада и европейские страны приходят к выводу, что так вред от наркотиков снижается, то почему Россия не может даже обсуждать этот вопрос на уровне экспертов, политиков, журналистов? Мы заранее лишаем себя пространства для маневра и возможности выбора.Запрещенные вещества определяет государство, и в этом оно довольно непоследовательно. Сильнодействующий наркотик и депрессант «алкоголь» официально разрешен, ограниченно рекламируется и даже пропагандируется как часть русской национальной культуры. Некоторые вещества, гораздо менее вредные и вызывающие не столь сильное привыкание, внесены государством в список запрещенных. То, что при легальном статусе алкоголя запрещен оборот таких веществ, — само по себе вызывает вопросы, но запретить и разговоры о них, кажется вдвойне парадоксальным. А ведь депутаты предлагают наказывать даже за формирование нейтрального отношения к прекурсорам, среди которых ацетон, серная и соляная кислоты, а также уксусная кислота. Не дай вам бог с кем-то обсуждать уксусную кислоту без оговорок о ее опасности — загремите на 7 лет за решетку.И вообще, нельзя сажать людей в тюрьму просто за слова. А именно это и предлагается делать. Сажайте наркоторговцев, ловите коррумпированных чиновников и силовиков, связанных с наркотрафиком. Создавайте условия для лечения и реабилитации наркоманов. Изучайте мировую практику борьбы с наркотиками. А сажать людей лишь за то, что они говорят о наркотиках, — бессмысленная жестокость. К сожалению, вполне свойственная нашему государству.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Источник: www.znak.com

Похожие статьи

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.