Политические итоги 2018 года: старые правила заканчиваются

В политическом плане 2018 год — он, конечно, про выборы. Выборный цикл получился чуть ли не самый крупный за последние годы, начавшись еще зимой с президентской кампании, в ходе которой победил Владимир Путин. От осенней кампании по выборам глав регионов и депутатов законодательных собраний особо ничего не ждали, однако внезапно во Владимирской области и Хабаровском крае состоялись вторые туры, в которых одержали победу кандидаты от ЛДПР, на победу изначально совершенно не рассчитывавшие. В Приморье и Хакасии же выборы превратились в затяжной триллер. 

Выборы пошли, не как задумывалось

В Хакасии был вынужден уйти в отставку губернатор региона Виктор Зимин, так как он вышел во второй тур с 30-летним коммунистом Валентином Коноваловым. После этого каждую неделю, после назначения все новых вторых туров, очередные участники выборов добровольно покидали гонку, пока Коновалов не остался в бюллетене наедине сам с собой и не одержал наконец победу, набрав более 50% голосов избирателей.

В Приморье сюжет получился не менее зрелищный. Во втором туре выборов врио губернатора Андрей Тарасенко проигрывал коммунисту Андрею Ищенко, однако после подсчета 98% голосов у Тарасенко внезапно прибавилось несколько десятков тысяч голосов, а у Ищенко они, наоборот, исчезли прямо из системы ГАС «Выборы». В итоге Центризбирком рекомендовал результаты выборов отменить, Тарасенко ушел в отставку, а на его место был экстренно назначен глава Сахалинской области (а до этого Амурской) Олег Кожемяко. У Ищенко не получилось повторно пройти муниципальный фильтр, а Кожемяко в итоге победил на выборах 16 декабря.

Победа Олега Кожемяко на выборах в Приморском крае стала символом желания Кремля «образумить» регионы. Но многие называют эту победу пирровойПравительство Приморского края

Уже известно, что на грядущих губернаторских выборах 2019 года многие кандидаты от власти предпочтут не выдвигаться от «Единой России», чей рейтинг сильно пострадал от пенсионной реформы и последовавших за ней высказываний и действий ряда партийных деятелей и чиновников. Скандалы следуют один за другим: то спикер тюменской гордумы Дмитрий Еремеев, виновный в ДТП, которое унесло жизни двух человек, приговаривается даже не к условному сроку, а к небольшому штрафу; то руководитель молодежного департамента правительства Свердловской области Ольга Глацких заявляет на встрече со студентами, что «государство вам ничего не должно, потому что рожать вас не просило». То саратовская чиновница (теперь уже бывшая) Наталья Соколова говорит, что на 3,5 тысячи рублей в месяц можно прожить, если есть «макарошки». Единороссы уже обещали выгонять из своих рядов тех, кто порочит доброе имя партии, однако пока эта достойная идея не нашла практического воплощения.

Налоги выше, рейтинги ниже

На этом фоне правительство Дмитрия Медведева вводит новые налоги и поднимает старые: ввели налог для самозанятых, повышают акцизы на бензин, НДС. Все это не вызывает симпатий к власти.

В итоге год, в своей первой четверти принесший власти триумф в виде победы на выборах Владимира Путина (явка 67,5%, количество голосов — 76,69%), заканчивается на негативном тренде снижения рейтингов власти. Например, по данным соцопроса «Левада-центра», опубликованного 4 декабря, число сторонников и противников «Единой России» практически сравнялось, одобряют деятельность партии 47% опрошенных, а 44% ее не одобряют.

По карманам россиян стали бить не только санкции и экономический спад, но и решения правительства. Жить все тяжелееZnak.com

Растет и ностальгия по СССР. По последнему опросу «Левады», на вопрос «Сожалеете ли вы о распаде СССР?» положительно ответили 66% опрошенных — столько же, сколько в марте 1992 года. Пиковых показателей в 72-75% тоска по СССР достигала в 1999–2001 годах, а вот с начала 10-х годов нового века показатель резко снизился, откатившись к 2012 году до 49%. На вопрос о причинах ностальгии, респонденты говорят о «разрушении единой экономической системы», «потери чувства принадлежности к великой державе», «недоверию и ожесточенности в современном обществе».

В сентябре эта же социологическая служба зафиксировала рост обеспокоенности россиян следующими проблемами: ростом цен (72%), обнищанием населения (52%), ростом безработицы (48%), недоступностью медицинской помощи (31%), социальным расслоением (30%), ухудшением экологии (25%). А вот ограничение гражданских прав и свобод человека, СМИ, свободы слова волнует лишь 6% опрошенных.

Таким образом, получается, что, с одной стороны, на выборах россияне оказались готовы «голосовать за кого угодно, кроме этих», с другой стороны, протестный тренд носит отнюдь не либеральный, а скорее левый характер. Левые державники выбирают ЛДПР, чей лидер обещает поставить всех коррупционеров к стенке, а ностальгирущие по социализму и более справедливой системе идут и голосуют за КПРФ. Иных бенефициаров протестного тренда пока не видно.

Также обращает на себя внимание активизация местной повестки, например, массовые протесты в Волоколамске по поводу мусорного полигона. Сейчас похожие протесты возникают уже близ Воскресенска и Коломны, где планируется строительство «мусорной» инфраструктуры, причем близ жилых поселков и даже школы. Волна «мусорных протестов» дошла до Архангельска, где также проходят массовые акции против вывоза мусора из Москвы в этот регион.

«Единая Россия» не умеет реагировать

Характерно, что «Единая Россия» постоянно оказывалась вне главной текущей повестки, предпочитая отмалчиваться по многим острым темам или же помогать непублично. Так, к примеру, партия не стала реагировать на потрясшее всю страну видео пыток в ярославской ИК-1, опубликованное «Новой газетой». Без партийного внимания осталось отключение воды летом в Североуральске, когда людям несколько дней раздавали воду по паспорту. Обошлась партия без заявлений федерального руководства и по высказыванию Глацких, и по приговору Еремееву, по саратовским «макарошкам». 

История Ольги Глацких стала иллюстрацией того, что власть разучилась говорить с людьмиZnak.com

Кроме уже упомянутых случаев весьма странных заявлений, отметим высказывание врио главы Липецкой области Игоря Артамонова студентам: «Если вас не устраивают цены, это вы мало зарабатываете, а не цены высокие». Сенатор Екатерина Лаховая: «В годы войны люди голодали, но голова у них светлая была, может быть, война и лишения были тому причиной?» Сергей Лисовский предложил заменить западные лекарства «на аскорбинку и марганцовочку», а его коллега из Госдумы Петр Толстой — на кору дуба и боярышник. Глава Карелии Артур Парфенчиков: «Нет яслей — сидите дома, договаривайтесь с бабушками, наймите няню». Депутат Андрей Макаров предложил изымать у самозанятых весь доход в случае неуплаты налогов.

Каждая такая неудачная фраза говорит о том, что представители власти потеряли элементарные навыки коммуникации и представления о приличиях. И каждое новое высказывание играет на руку опять же левому тренду в политике.

Тренды меняются

2018 год стал годом окончания старых трендов в политике: инерционного голосования «за власть», терпимого отношения к причудам «элиты», консервативно-центристского выбора. Главной же претензией к власти становится несправедливость самой системы, в которой богатые — «неглупые люди» (фраза Антона Силуанова), поэтому для них не будут повышать налоги. Зато повысят налоги для среднего класса и бедных. Ведь на «макарошках» прожить можно. 

И для власти, и для оппозиции наступает время новых вызовов и поиска ответов на новые вопросы избирателей.

Хотя власть пока действует и ведет себя по-старому, она уже не так уверена в своей поддержкеZnak.com

Либеральной оппозиции, очевидно, требуется серьезное переустройство. И речь тут даже не о постоянной внутренней конкуренцией между рядом оппозиционных проектов, где каждый хочет играть первую скрипку. Нужно перестроиться с внешней повестки (Украина, Сирия) на внутреннюю, учитывая совершенно нелиберальные запросы граждан. Что касается КПРФ и ЛДПР, то, несмотря на локальные успехи, в рамках начала подготовки к думской кампании 2021 года перед партиями встают новые вызовы. Необходима смена возрастных лидеров, и тут в уязвимом положении оказывается скорее ЛДПР, как «партия одного человека», чем КПРФ, за которой все же в первую очередь стоят бренд и идеология. 

Что касается «Единой России», то, несмотря на заявления об этическом кодексе партийца, призывах к скромности и так далее, пока в реальности они никак не отражаются на партии. Представители правящего класса не собираются ни менять потребительские привычки и отказываться от дорогих украшений, часов и автомобилей, ни переставать грубить людям, которым в жизни повезло меньше них. 

2018 год оказался годом окончания, значит, 2019 год станет годом начала. Вопрос — для кого? И кто не переживет даже самое начало эпохи перемен, уйдет на политическое дно?

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Источник: www.znak.com

Похожие статьи

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.